Вы вошли как Гость
Добро пожаловать на наш сайт
Гость
Суббота, 25.11.2017, 03:03
Православный приход в Штраубинге. Храм в честь обретения честной главы Св.Пророка, Предтечи и Крестителя Господня Иоанна.
Главная | | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход
Главная » 2017 » Апрель » 12 » Страстная седмица.
11:19
Страстная седмица.

Все ли нам ясно в евангельском повествовании о событиях Страстной недели, о распятии,

погребении и Воскресении Христа? У многих людей возникают вопросы и недоумения.

 

Кто именно арестовал Христа?

Это, во-первых, были люди, посланные первосвященником Каиафой: его слуги и сторожа

Иерусалимского храма, а во-вторых, в помощь им был придан отряд римских солдат — спира,

как он назван в церковнославянском переводе Евангелия.

 

Одной из самых зловещих и отталкивающих фигур Нового Завета является

первосвященник Каиафа. В то жестокое время многие прибегали к подкупу и насилиям

для достижения своих целей. Но мало кто умел, подобно этому человеку,

творить зло с видом благочестия и святости.

Каиафа был первосвященником Иерусалимского Храма в течение 18 лет, с 18 по 37 год. Его назначил на этот пост римский прокуратор Валерий Грат, предшественник Пилата.

Каиафа был саддукеем (прим. - саддукеи не верили в воскресение мертвых), зятем первосвященника Анны (Ханнана), и послушным орудием в руках своего тестя. Даже уйдя с поста, и не занимая официально первосвященнического кресла, Анна фактически оставался «невидимой, теневой властью». Он продолжал цепко держать в руках власть и по сути дела единолично распоряжался храмовыми должностями и казной.

По мнению некоторых историков, именно Анна через своего зятя принял решение

о казни Иисуса Христа.

Первоначально саддукеи не были настолько сильно озлоблены на Христа, как фарисеи. Но после воскрешения Четверодневного Лазаря, и они встревожились. Ведь они не верили в воскресение мертвых. Занимаясь так называемой наукой, они пришли к выводу, что невозможно вернуть к жизни умершего. Однако Христос ниспроверг их догмы, показав, что они не знают ни Писаний, ни силы Божьей. Христос показал Свою власть над смертью. Это великое чудо являлось самым убедительным доказательством того, что Бог послал Своего Сына в мир для спасения людей.

Это чудо было достаточным, чтобы убедить каждого разумного, непредубежденного человека.

Многих свидетелей воскрешения Лазаря это чудо побудило поверить в Иисуса. Но священники еще сильнее возненавидели Его. Они отвергли все менее значимые свидетельства Его Божественности, а от этого нового чуда только пришли в ярость... Мертвый воскрес среди бела дня, на глазах у толпы свидетелей... Воскрешение Лазаря невозможно было отрицать, а как принизить значение этого чуда, священники не знали.

До сих пор саддукеи не поддерживали планов убийства Христа, но после воскрешения Лазаря они решили, что только смерть Его положит конец бесстрашным разоблачениям.

Как никогда раньше, они были полны решимости положить конец деятельности Христа. Фарисеи и саддукеи сблизились между собою. До сих пор между ними не было согласия, но теперь их сплотила ненависть ко Христу. Но сначала нужно было подыскать обвинение. Пока это не удавалось.

Даже если Иисус невиновен, считали священники, от Него нужно избавиться. Он причиняет много хлопот, привлекает к Себе народ и ослабляет власть старейшин. И ведь речь идет всего лишь об одном Человеке. Так не лучше ли, чтобы Он умер, чем ослабеет власть старейшин? Если народ потеряет доверие к своим вождям, то национальной власти придет конец. Каиафа утверждал, что после чуда с Лазарем последователи Иисуса непременно поднимут восстание, и тогда придут римляне, говорил он, закроют храм, упразднят наши законы, и как нация мы погибнем. Так чего же стоит жизнь этого Галилеянина по сравнению с жизнью всего народа? Если Он – преграда на пути благополучия Израиля, разве это не богоугодное дело – устранить Его? «Лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб».

Караваджо. Арест Христа

 

Сразу же после взятия Иисуса Христа под стражу в Гефсимансом саду, Его предварительный допрос совершил сначала Анна, после чего он отправил Его к Каиафе. Утро еще не наступило, на улице было темно. При свете факелов и фонарей вооруженная толпа вместе с узником направилась к дворцу первосвященника. Здесь Анна и Каиафа снова допросили Иисуса, но не добились успеха.

Христос перед Каиафой. Маттиас Стом, 1630-е

Официально осудить Христа должен был синедрион. Но синедрион в те времена не имел достаточных правомочий – он существовал только благодаря терпимости римских властей. Синедрион не имел права приводить в исполнение смертный приговор. Там могли только допрашивать узников, выносить приговор, а затем его отправляли на утверждение римским властям. Вот почему Христа надо было обвинить в таких деяниях, которые показались бы римлянам преступлениями. Нужно было также подобрать обвинение, которое выглядело бы достаточно серьезным в глазах иудеев.

Священники хотели выдвинуть два обвинения: богохульство (тогда Его осудили бы

иудеи) и подстрекательство к бунту (тогда бы его, наверняка, осудили и римляне).

Первое заседание синедриона, начатое в доме Каиафы в четверг ночью, закончилось в пятницу рано утром.Для сбора обвинений они пригласили лжесвидетелей, которые начали обвинять Христа в разных нарушениях закона (например, в нарушении субботнего покоя). Наконец пришли два лжесвидетеля, которые указали на слова, произнесенные Господом при изгнании торгующих из храма. При этом они злонамеренно переиначили слова Христа, вложив в них другой смысл. В начале Своего служения Христос сказал:

"Разрушьте храм сей, и Я в три дня воздвигну его".

Так Он образным языком пророчески предсказал Свою смерть и воскресение.

"Он говорил о храме Тела Своего" (Ин. 2:19, 21).

Иудеи же поняли эти слова буквально и отнесли их к Иерусалимскому храму.

Иисус не произнес ни единого слова в Свою защиту. Наконец Его обвинители запутались,

смутились и разъярились. Суд не мог продолжаться дальше.

Казалось, весь заговор расстроился. Каиафа был в отчаянии.

Христос перед Каиафой. Худ. Н. П. Шаховской. Мозаика храма Воскресения Христова

(Спаса на крови), Санкт-Петербург

 

 

Оставалось последнее средство:заставить Христа судить Самого Себя.

Каиафа решил вынудить у Господа такое признание, которое дало бы повод осудить Его

на смерть, как богохульника. Каиафа поднял правую руку к небу и торжественно

обратился к Иисусу: "Заклинаю Тебя Богом живым, скажи нам,

Ты ли Христос - Сын Божий?"

Христос не мог не отозваться на эти слова. Есть время молчать, и есть время говорить.

Он молчал до тех пор, пока Ему не задали прямой вопрос. Он знал, что, ответив на него.

Он обрекает Себя на верную смерть. Не скрывая более Своего Мессианского и

Божественного достоинства, Христос ответил: "Ты сказал!" то есть: "Да, ты верно сказал,

что Я - обещанный Мессия, и прибавил: "Отныне увидите Сына Человеческого, сидящего

одесную Силы и грядущего на облаках небесных."

Слова Христа разозлили первосвященника. И разодрав свои одежды, он потребовал, чтобы узника тотчас же, без промедления, осудили за богохульство. "На что еще нам свидетелей, - сказал он, - вот, теперь вы слышали богохульство Его! как вам кажется?"

И все осудили Иисуса. Синедрион приговорил Иисуса к смерти. Но по иудейскому закону

узника нельзя было судить ночью.

По закону осуждение могло состояться только днем и при полном составе совета.

Когда настал день, синедрион собрался еще раз, и Иисус снова был приведен в зал

заседаний. Он назвал Себя Сыном Божьим, и на основании этих слов судьи уже

подготовили обвинение против Него.

"Ты ли Христос? - спросили они. - Скажи нам". Но Христос продолжал молчать.

И они начали засыпать Его вопросами. Наконец с глубокой скорбью в голосе Он отвечал:

"Если скажу вам, вы не поверите; если же я спрошу вас, не будете отвечать Мне и не отпустите Меня". "Итак, Ты Сын Божий?" -

спросили они Его в один голос. И Он сказал им: "Вы говорите, что Я". Они закричали:

"Какое еще нужно нам свидетельство? ибо мы сами слышали из уст Его".

Итак, осужденный иудейскими правителями в третий раз, Иисус должен был умереть.

Теперь, думали они, у них есть все необходимое, чтобы римляне утвердили этот

приговор и предали Его в их руки.

 

Какова во всем этом была роль Иуды?

Без него никак невозможно было произвести арест?

 

Иуда Искариот. Джеймс Жак Тиссо, 1836.

 

Роль была ключевой. Предательство Иуды не ограничилось только тем, что в среду он пришел к первосвященникам, сообщил некую информацию и получил за нее тридцать сребреников. Нет, за эти деньги от него требовалось большее: он должен был руководить всей «спецоперацией». То есть, во-первых, привести храмовую стражу и римских солдат в нужное время в нужное место, во-вторых, показать, кого именно следует арестовать, кто из собравшихся на Елеонской горе — Иисус.

Для римских солдат все эти иудеи были на одно лицо, им нужно было дать знак, кого хватать. В-третьих, Иуде следовало «разрулить» проблемы, если те вдруг возникнут.

И проблемы действительно возникли. Из Евангелия от Иоанна Богослова мы знаем важную подробность, которой нет у других евангелистов. Когда эта вооруженная толпа подходит, то Христос, зная намерения их сердец, спрашивает: «Кого ищете?» Они отвечают: «Иисуса из Назарета». Он отвечает: «Это Я!» И тут же все падают ниц.

Все, включая римских солдат.

Почему они падают? Есть версия, что слова Иисуса, в греческом переводе переданные как «Я есть», по-еврейски звучали как имя Божие. То есть «Яхве». Это имя в ту эпоху уже не должно было произноситься вслух, и, услышав его, иудеи упали ниц от страха.

Но почему тогда упали римляне, для которых все это ничего не значило? Комментируя это место, святитель Иоанн Златоуст предполагает, что в момент, когда Господь назвался, что-то произошло, каким-то образом Он явил Свою власть. Проняло даже римских солдат, возникли сумятица, смущение. И тогда Иуда, чтобы пресечь возможную панику, решительно вмешивается, выходит на первый план. Он приветствует Иисуса — и чтобы показать воинам, кого хватать, и чтобы успокоить их: мол, все в порядке, все под контролем, это обычный человек, раз я так по-свойски его приветствую.

А целовать-то было зачем? Недостаточно было просто ткнуть пальцем?

Иерусалим, базилика Агонии, мозаика левой апсиды

 

В то время в Иудее это было обычное приветствие между друзьями. И, прибегая к такой форме обращения, Иуда тем самым показывает свою особую близость к Учителю (возможно, преодолевая тем самым собственное смущение, робость) — и одновременно дает солдатам знак, кого хватать. Но мало того: он тем самым как бы подчеркивает, что это не Бог, перед Которым они только что падали ниц, а обычный человек, с которым он, руководитель группы захвата, там панибратски здоровается. В этом-то и заключается изощренность Иуды, который хочет подчеркнуть свою близость к тому, Кого предает.

На этот его цинизм, кстати, указывает и Сам Господь словами:

Целованием ли предаешь Сына Человеческого? (Лк 22:48).

 

Почему Христа арестовали именно в ночь с четверга на

пятницу, ни раньше, ни позже?

 

Ф. Моллер. Несение креста.

 

 На это есть две причины. Первая и, думаю, основная — Божественная воля.

Распятие произошло в пятницу, 14 нисана по еврейскому календарю. Дело в том, что этот день —

еврейская Пасха, вечером этого дня полагалось заколоть и есть пасхального агнца. И смерть Христа

на Пасху обретает символическое значение. Апостол Павел в первом послании к Коринфянам писал:

…ибо Пасха наша, Христос, заклан за нас (1 Кор 5:7).

Эта символика была вполне понятна современникам Христа. Подобно тому, как иудеи приносили в

жертву ягненка в память об освобождении от рабства в Египте, Иисус Христос становится жертвой

для спасения уже не только евреев, но и всего человечества, от гораздо более страшного рабства:

рабства греху и смерти.

Вторая причина гораздо более прозаическая. Для Иуды, решившего предать своего Учителя, ночь с

четверга на пятницу была наиболее удобным временем: он знал, что Иисус часто ходил с учениками

помолиться в Гефсиманский сад, знал, что после Тайной Вечери в четверг Иисус пойдет именно

туда, и это место наиболее удобно для ареста — там безлюдно,

можно не опасаться возмущения народных толп.

В. Васнецов. Распятие.

 

Зачем Пилат велел прикрепить к кресту табличку с надписью

«Царь иудейский» на трех языках?

 

Видимо, тут имели место две причины. Во-первых, таким образом Пилат уязвил иудейскую элиту,

как сейчас бы сказали, «потроллил». Они же просили его написать иначе: «он называл себя царем

иудейским», но Пилат отказался менять надпись, как бы намекая им тем самым: вот ваш царь!

Вы хотели осудить Его как Царя — ну так пожалуйста, получите. Прекрасно зная об их

сепаратистских настроениях, Пилат лишний раз дает им понять, что царя у них нет и не будет.

А во-вторых, такой надписью Пилат застраховал себя от ненужных толков. Ведь смысл такой

таблички — официальное извещение, по какой причине римская власть осудила данного человека.

А поскольку Иисус в то время уже был достаточно известен, и в Иерусалим на праздник Пасхи

пришло много людей, знавших о чудесах Иисуса, слышавших Его проповеди, то Пилату нужно было

им показать: Иисус осужден не за чудеса и не за проповеди, а по чисто политической причине:

за то, что Он стремился стать царем иудейским.

 

Почему Пилат согласился с обвинением против Иисуса?

 

Он как раз не согласился с обвинением. Судя по тексту Евангелия, Пилат, произведя собственное следствие, быстро понял, что обвиняемый — вовсе не политический заговорщик, что Он совершенно непохож на зилотов, мечтавших силовым путем свергнуть римскую власть.

Однако Пилат столкнулся с шантажом иудейской верхушки и не выдержал давления. Ему угрожали доносом в Рим. Иудеи же кричали: если отпустишь Его, ты не друг кесарю; всякий, делающий себя царем, противник кесарю (Ин 19:12).

Как опытный чиновник, Пилат понимал, что это опасно, что как минимум можно лишиться должности. И испугался.

При этом он сделал попытку спихнуть с себя ответственность: зацепившись за то обстоятельство, что Иисус считался жителем Галилеи, он отправил Его на суд Ирода Антипы, который был тогда правителем Галилеи и Пиреи. Тут снова нужно дать небольшую справку: то, что тогда называлось Иудеей, включало в себя три области: собственно Иудею, Самарию и Идумею. Все они находились под прямым управлением римской администрации. А вот севернее были области Галилея и Пирея, которыми правил царь Ирод Антипа. Это был марионеточный режим, целиком подвластный Риму, но чисто формально и Пилат, и Ирод Антипа в римской «табели о рангах» занимали одинаковое место. Отсылая Иисуса на суд Ирода Антипы, Пилат поступил расчетливо. С одной стороны, избавлялся от необходимости принимать решение, а с другой — продемонстрировал Ироду Антипе, с которым до того был в натянутых отношениях, жест доброй воли. И надо сказать, Ирод Антипа этот жест оценил и ответил симметрично: не найдя никакой вины на Иисусе, отправил того обратно Пилату. Так что круг замкнулся. Евангелие от Луки (23:12) говорит, что с тех пор Ирод с Пилатом стали друзьями.

 

А почему вообще Пилат пытался спасти Иисуса от смертной

казни? Не все ли ему равно, иудеем больше,

иудеем меньше? Он был такой гуманист?

В Евангелии называются две причины. Во-первых, Пилат был убежден в невиновности Иисуса (Мф 27:18), а во-вторых, жена просила Пилата: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него (Мф 27:19). Несомненно, что, как язычник, Пилат серьезно относился к таким снам и мог действительно испугаться.

Но чтобы понять психологические причины его действий, нужно учитывать исторический и культурологический контекст. Никаким гуманистом в современном понимании Пилат, разумеется, не был. Из Евангелия мы знаем, что иудеи считали его жестоким правителем (Лк 13:1), да и вообще он занимал должность, не предполагавшую мягкости и человеколюбия. Но в данном случае ему, как римлянину, были неприятны попытки иудеев осудить кого-либо по религиозным соображениям. Римляне в ту эпоху совсем иначе, нежели иудеи, относились к религии, они считали ее, скажем так, важной государствообразующей скрепой, но осуждать кого-то на смерть из-за религиозных разногласий — такое им казалось варварством.

Можно предположить, что Пилат был по-своему справедливым человеком — в античном понимании справедливости. Ведь в то время, которое мы обсуждаем,  I век по Р. Х., уже широко распространилось учение стоиков, которые говорили о воздержанности, вводили понятия страстей, добродетелей, пороков. Многие высокопоставленные люди разделяли их взгляды. Мы не знаем, был ли стоиком Пилат, но несомненно, что он соприкасался с этими идеями. В частности, с идеей, что правление должно быть справедливым, что Римская империя несет покоренным народам идею мира, цивилизации и справедливости.

Поэтому он и хотел оправдать Иисуса — чтобы не участвовать в явной несправедливости. Он же понимал, что происходит, он видел, что перед ним праведник, которого хотят погубить из зависти.

Кроме того, у Пилата, конечно, был и дополнительный мотив оправдать Христа — сильнейшая неприязнь по отношению к иудейской верхушке. В Евангелии тому множество свидетельств. И уж, разумеется, ему не хотелось идти на поводу у первосвященников, которые требовали от него отпустить Варавву — зилота, совершившего незадолго до того убийство. Как представитель римской администрации, Пилат обязательно должен был казнить этого экстремиста. В общем, нетрудно понять, что подчиняться давлению иудейской элиты было для него унизительным.

Мог ли Пилат все же оправдать Иисуса? Была ли у него

альтернатива?

 

Несомненно, была. Он же, как и любой человек, обладал свободой воли, а не был запрограммированным роботом. Да, он мог рискнуть, мог наплевать на угрозы первосвященников и отпустить Иисуса. Да, это вполне могло для него кончиться печально. Ведь с точки зрения императора, который получил бы соответствующие доносы, дело выглядело бы так: чиновник, поставленный на эту должность, чтобы блюсти интересы Рима, чтобы утверждать на этой земле римскую власть, отпускает явного мятежника, собиравшегося провозгласить себя иудейским царем и устроить восстание. Тем самым он демонстрирует слабость римской власти, увеличивает вероятность мятежа (которая и без того не была нулевая, движение зилотов было вовсе не таким уж маргинальным). Ну и как на такое надо реагировать?

Печальная ирония судьбы: именно в том, чего больше всего хотелось иудейской элите — свержении римской власти и восстановлении своей государственности — они готовы были обвинить Пилата.

Тот мог поступить справедливо — и пострадать за свою справедливость. Сложно сказать, как именно он бы пострадал. Не факт, что казнили бы — все-таки личное участие в антигосударственном заговоре ему бы не инкриминировалось, но карьера была бы разрушена. Выбирая между справедливостью и карьерой, Пилат выбрал карьеру.

 

..........

 

 

 

 

Три дня перед Пасхой. Протоиерей Димитрия Юревича,

заведующего кафедрой библеистики Санкт-Петербургской духовной академии.

Первосвященник Каиафа http://lampada.in.ua/2016/04/pervosvyaschennik-kaiafa/

Просмотров: 83 | Добавил: Администратор
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]


           Календарь
«  Апрель 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
      

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0